Основные ссылки

Зингер швейная машинка антиквариат

Зингер швейная машинка антиквариат
К швейной машинке все давно уже привыкли. Но завоёвывала она своё «место под солнцем» довольно долго. Думается, читателю будет интересно познакомиться с этой захватывающей и полной драматизма историей.

Прародители человечества, Адам и Ева, какое-то время жили совершенно беззаботно, днями напролёт наслаждались неземными благами и напрямую общались с Богом. Но счастье было недолгим. Дьявол, обернувшийся змеем, подговорил супругов отведать запретный плод, висящий на раскидистом дереве в райском саду. Не долго думая, парочка поддалась на уговоры. Напрасно Всевышний строго-настрого запрещал даже приближаться к дереву. Люди, обольщённые искусителем, ослушались. Когда Господь узнал, что его запрет был вероломно нарушен, он изгнал людей из рая.

Адаму и Еве, в одночасье лишившихся райской жизни, стало стыдно: но не за то, что они ослушались своего Создателя. Отнюдь! Другое печалило прародителей всего человечества. Изгнанники внезапно поняли, что ходят по грешной земле абсолютно голыми. Видимо, в раю никто не обращал на наготу внимания, но вдали от Рая ходить голым стало неприятно. Изгнанникам срочно потребовалась одежда, и пришлось Еве взяться за иголку…

Этот библейский сюжет (правда, в несколько вольном пересказе) повествует не только о грехопадении человека. Из него явствует, что уже в древности люди носили одежду, шитьё которой, чаще всего, доверяли слабой половине человечества. Пока мужчины строили пирамиды, переходили Рубикон, прятались в Троянских конях и требовали хлеба и зрелищ, их жёны коротали вечера с иглой и нитками в руках.

Почему же мужчины доверили шитьё женщинам? Ответ на этот вопрос лежит на поверхности. Лишь на первый взгляд кажется, что шить просто. На самом деле, далеко не каждому мужчине этот процесс по силам. Шить вручную довольно утомительно. Попробуйте сами, и вы убедитесь, как сложно сшить два куска ткани между собой. Чтобы ниточный шов получился и ровным и прочным, приходится скреплять ткань мелкими и выверенными стежками, непрерывно орудуя иголкой. C непривычки от этой монотонной начнут уставать глаза и болеть руки.

Чем сложнее одежда, тем больше усилий требуется приложить швее. В средние века, когда костюмы знати стали непомерно роскошными, над каждым из них трудилось с десяток швей. Бедные женщины не покладая рук работали днём и ночью, чтобы закончить платье в срок. Но как бы самоотверженно не трудились они, быстро сшить костюм вручную не получалось. На его изготовление уходили месяцы.

На шитьё роскошного средневекового платья уходили месяцы

Но шить приходилось не только одежду. В средние века люди стали всё чаще выходить в море, создавались целые флотилии торговых и военных кораблей. Все они ходили под парусами, которые также требовалось шить. Причём, шитьё парусов было куда сложнее, чем шитьё платьев: требовалось очень прочно скрепить между собой большие куски толстой материи.

Долгое время парусина сшивалась вручную. Но когда кораблестроение стало массовым, хозяева верфей задумались о специальном устройстве, которое бы позволило шить паруса быстрее. И оно было создано в стране, славящейся мореплаванием — Голландии. Легенда гласит, что где-то в XIV веке здесь появился огромный колёсный агрегат, который рабочие использовали в парусных мастерских для стачивания длинных кусков материи.

Однако широкого распространения машина не получила. Любая техническая разработка в те годы была строжайшим секретом, оберегаемым от всех. Особенно тщательно охранялся секрет машины, ускоряющей процесс шитья. Голландцы очень боялись, что кто-то украдёт их тайну и делиться своим «ноу-хау» они ни с кем не собирались. Степень секретности была столь высока, что до наших дней не дошло не только чертежей этого устройства, но даже имени её изобретателя.

Но как бы голландские мастера не хранили свой секрет, слухи о таинственной машине по Европе всё равно распространились. Некоторые даже пытались придумать агрегат, подобный голландскому. Доподлинно известно, что в XV веке Леонардо Да Винчи работал над созданием швейной машины и даже оставил потомкам её эскизы. Тем не менее, саму швейную машину, как и многие другие изобретения, намного опередившие свой век, великий художник так и не смог воплотить в жизнь.

Следует отметить, что создать швейную машинку в эпоху средневековья вообще было делом непростым. Этот период человеческой истории не зря называют «дремучим». Научная мысль в те времена была развита слабо. Учёные больше занимались вопросами небесными, теологическими, чем земными. И мало кого из них волновала судьба бедных швей.

Лишь когда миновала эпоха средневековья, закончился золотой период ренессанса, и в Европе началась эпоха научно-технической революции, изобретатели вспомнили о швейной машине. В 1755 году немец Карл Вейзенталь сделал первый шаг к её изобретению. Он получил патент на иглу, которую можно было использовать в швейном механизме. Игла имела два острых конца, а ушко, куда продевалась нитка, располагалось посередине.

В 1790 году англичанин Томас Саинт разработал чертежи машины для шитья сапог. Это устройство было больше похоже на механическое шило. Оно должно было делать отверстия в коже, в которые требовалось вручную продеть нитку. Однако изобретателю так и не удалось сконструировать работающий прототип. Машина долгое время существовала лишь на бумаге. Лишь в 1873 году агрегат, наконец, собрали. Но проверить его в деле не удалось: устройство оказалось неработоспособным. Видимо, в чертежи изобретателя закралась ошибка, которая свела «на нет» все его труды…

От иглы к швейной машине

В 1814 году австрийский портной Йозеф Мадерспегер придумал иглу с ушком у острия, запатентовал её, и решил пойти дальше: создать полноценный швейный агрегат. Получив финансовую поддержку своего правительства, австрийский Кулибин занимался разработкой своей машины вплоть до 1839 года, но так и не смог создать что-либо путное. Возможно, портному не хватило инженерной смекалки, возможно технических знаний, а возможно — простого везения. Но факт остаётся фактом: государственные деньги были потрачены впустую.

Игла с ушком у основания, применяемая в швейных машинах была изобретена австрийским портным Йозефом Мадерспегером

То, что не удалось австрийцам, удалось Французам. Изобретатель Бартоломи Тимоньё не только создал первую в мире работающую швейную машину, но даже открыл в 1831 году небольшую швейную фабрику под Парижем. Восемьдесят установленных на ней машинок Тимоньё стали шить форму для французских солдат.

Предприятие оказалось успешным. Рабочие, шившие на машинке, справлялись с заказами в разы быстрее, чем рабочие с соседних фабрик, по старинке шьющие иглой. Заказы посыпались на Тимонье как из рога изобилия. Но фабрике не суждено было закрепить успех. Портные, работавшие неподалеку и шившие вручную, почувствовали угрозу и разгромили ее. Тимонье несколько раз пытался начать все сначала, но неудачи преследовали его и, в конце концов, он сдался и умер в нищете, не оставив потомкам даже чертежей своего детища.

Однако прогресс уже невозможно было остановить никакими погромами. В 1845 году американец Элиас Хоу представил на суд публики своё изобретение — швейную машинку, способную делать прямые швы со скоростью до 300 стежков в минуту. В 1846 Хоу получает патент на своё изобретение, и первые швейные машины поступают в продажу. Журнал «Scientific American» тотчас отметил их как «экстраординарные».

Элиас Хоу. Этот американский механик был первым, кто создал машину, делавшую двойную строчку со скоростью до 300 стежков в минуту

Но кроме журналистов «Scientific American», изобретение Хоу мало кого поразило. Портным шить с помощью новинки оказалось в диковинку, они предпочитали делать это вручную, и покупать швейную машинку не спешили.

Одна из первых швейных машин

Целых три года изобретатель безуспешно пытался привлечь внимание общественности к себе и своему «детищу» в Америке. Затем решил попытать счастья в Англии. Но и в Британии новинку ждал провал. Практически разорённый, Элиас Хоу был вынужден вернуться обратно в Америку, где внезапно обнаружил, что его изобретение успешно продаётся. Правда, автором пользующейся спросом швейной машинки значится не он, а другой изобретатель.